Как попасть в Православный хор простому человеку?

Как петь в церковном хоре

Как попасть в Православный хор простому человеку?

Как петь церковные православные песнопения?

«Академическое пение на зевке, оно объемное, ни с чем не спутаешь. Тем не менее, например, в монастыре поют очень красиво, молитвенно, но это как будто не академическое пение, а дар Божий».

Да, именно так. У монахинь очень чистый и своеобразный звук. Что женское, что мужское монастырское пение – это как отрешение от всего земного и уже здесь, при жизни, ощущение Божьего величия во всём. Никаких, на мой взгляд, мускульных усилий и потуг, тем не менее, они поют вокально.

Во всяком случае, так слышу. Это, конечно, совсем не тот вокал, что преподают в светских музыкальных учебных заведениях, но звук лёгкий и звенящий. Когда рядом со мною кто-то поёт не вокально, не на зевке, а на горле и на связках, я чувствую это на мышечном уровне.

Потому что мои ые складки сразу же на это реагируют точь в точь таким же мышечным зажимом. Напряжение в горле ощущается сразу же. Так же как и бездыханное пение.

И по инерции сразу всё начинает и у других сковывать в певческом плане и напрягаться внутри, потому что это именно так работает. И если певчий не профессионал, то стоя на клиросе с таким вот невеждой зажимистым, он и сам начинает петь неправильно. Поэтому, учиться пению нужно у владеющих вокалом, а не дилетантов.

Не могу толком объяснить, как поют монахи и монахини, но абсолютно точно не на горле и не на связках, а на дыхании. Поют звуком, приближенном к губам. Не в затылке ощущается звучание голоса, как это может показаться у оперных певцов, а именно в близкой певческой позиции («на зубах», «на губах»)

Сегодня пела с монахиней, на каноне Утрени поются стихи и некоторые очень длинные по протяжённости. Так вот матушка поёт этот длиннющий стих и не берёт посередине фразы дыхание, тогда как я еле допевала сегодня, и дыхание заканчивалось перед самым окончанием фразы. Хотя и дыхание, и звукообразование у меня в норме.

Монашеское пение — это Божий дар, я так думаю. Сейчас говорю не про Безруково, а вообще. Так как именно безруковское пение, на мой взгляд, ни вокальной правильностью звучание, ни особой такой молитвенностью (ИМХО) не отличается.

«У нас в храме есть одна певчая, так если бы я имела  власть, вместо нее пригласила бы другую. Потому что […] ее голос, хотя и очень красивый, но он как будто не церковный». «некоторые поют приглушенно, мне кажется, что именно тот звук церковный, он чистый»

-вы сами себе на вопрос и ответили.

Что Святые отцы говорили о пении в церкви? Пение не должно быть кричащим, певчие не имеют никакого права «выпячивать» и показывать наружу свои «прекрасные» звонкие голоса, а все поют как один человек. «Едиными усты и единым сердцем»

Клирос — это ведь не филармония и не оперный театр? А многие светские певчие не различают этого.

По поводу той певчей со звонким и красивым голосом. Я знала одну такую. Пришла в храм петь и могла интонировать только первый голос, так как у вокалистов, как правило, отсутствует гармонический слух, и они привыкли петь под аккомпанемент.

Так вот эта барышня «верещала» первым на клиросе так, что у меня «лопались» барабанные перепонки. Её напряжение (якобы, певческая опора) передавалось мне, и к концу Литургии я «выползала» с клироса как выжатый лимон.

Петь вместе с ней было невыносимо. Никого не было слышно, потому что всю службу звучало соло яркого сопранового тембра с клиросом. Но как то я послушала её в записи на диске, она исполняла там арию из оперы Моцарта, то поняла, что девушка для оперной сцены, а не для клироса. Это было гениально. Просто супер красиво всё звучало.

О чём я здесь? Просто не всем петь в опере, и не всем в храме. Однажды я пришла устраиваться на работу в камерный хор г.Новокузнецка, руководителю не понравился мой тембр, отсутствие в нём певческого вибрато и прочих «достоинств», которыми обладают светские академические певцы. Мне отказали.

На тот момент меня это расстроило, а сейчас, вспоминая про это, считаю что всё произошло так как и должно было произойти.

Не подошла для камерного хора и, напротив, я достаточно хорошо сливаюсь со всеми партиями в церковном.

Опять отвлеклась. Совсем недавно мне посчастливилось вновь попеть с той девушкой, которая очаровала меня исполнением арии и раздражала воплем в храме. И каково было моё удивление, когда, приготовившись вновь услышать вопли, ощутила мягкое, красивое и поистине церковное пение.

Все мы под Богом ходим и только Ему знать, кого и куда поставить или убрать. Полюбите ту девушку со звонким голосом, которую, как вы интересно выразились,  убрали бы с клироса. Возможно, она поймет со временем суть богослужения  и то, как на самом деле нужно петь в храме. Поймёт и станет очень хорошей певчей.

Вопли или ангелогласие?

Вы не поверите, но я раньше тоже «вопила», когда пришла и пела в своём самом первом церковном хоре Покровского храма. Одно хорошо. Тогда я подвизалась в первых альтах, и мои громкие звуки тонули в обще-хоровом рёве. И за что только нам зарплату платили?

Временем позже «верещала» в партии вторых сопрано в духовном училище, потому что надо было ведь всему миру заявить о том, какой у меня звонкий, красивый, а самое главное, ГРОМКИЙ голос.

Я пела громко и крикливо тогда, когда имела послушание на своём первом клиросе и на приходе г.Ленинск – Кузнецка. До тех пор, пока отец Владимир, служащий на то время вместе со мною, не подарил мне кассету с записью одного из хоров.

По моим ощущениям это пел монастырский хор, но как выяснилось совсем недавно, это был хор храма Святаго Симеона Богоприимца и праведной Анны.

Именно в их исполнении впервые услышала пятиголосный концерт, который мы сейчас разучиваем к фестивалю.

Услышав впервые ангелогласие, поняла, что хочу петь так же. Именно тогда совсем по-другому, чем предыдущий мой клирос, зазвучал церковный хор храма Новомучеников и исповедников Российских, в коем впервые я подвизалась регентом. Об этом мне даже муж сказал, услышав наше звучание, довольно далёкий на тот момент от дел церковных и Православия.

Ведь даже ему, светскому работяге — шахтёру, понравилось спокойное и мягкое звучание церковных песнопений. Мне и с певчими на тот момент как то повезло. Сама то я подпевала то альтом, то тенором, а вот в первые голоса мне хватило ума поставить девушку, имеющую колоратурное сопрано.

Поэтому, когда звучали ирмосы Пасхи Веделя и хор в приподнятом пасхальном настроении всё время завышал интонацию на полтона, нота «си бемоль» звучала легко и воздушно. Лариса «звенела» колокольчиком, да и весь хор тоже.

Поэтому Пасху мы отправили в 1998 на ура. Если бы в сопрано я поставила петь какую – нибудь вокалистку с академическим звонким тембром и мощным вибрато, коим они почти все обладают, это был бы тихий, вернее громкий ужас.

Однажды так и было. Меня пригласили попеть в храм, зная, что спою любую партию с листа, третью партию на женском клиросе. Пели «С нами Бог» Зиновьева на Рождество Христово. Это было что то. В первых сопрано – вокалистка с мощным сопрано, в котором присутствует полный «суп набор», ой… то есть всё, что присуще академистам.

Являясь действующей солисткой филармонии, она «заполняла» храм своим мощным звучанием так, что мне можно было (а у меня голос тоже крепенький), да и не только мне, а и всем остальным совсем не петь. Или петь не в ноты, как попало, невпопад.

Всё равно ведь слышно было только первое сопрано, чуть-чуть второе, а оставшиеся партии просто «шипели» там внизу по сравнению с грандиозным и звонким тембром нашей уважаемой филармонистки.

Может быть поэтому, мои сопрано всегда поют тише всех, я на этом жёстко и неуклонно всегда настаиваю. Разрешается петь громко почти всем, кроме сопрано (особенно, если верхние звуки выходят за рамки «ре второй октавы»).

Певческая пирамида

Звучание хоров, которыми я обычно управляла и управляю,  строится по принципу пирамиды (как можно меньше наверху, и больше внизу). Ведь верхний голос, как бы тихо он не пел в хоре, всё равно будет слышно. Так зачем же «вопить» истошно и «верещать»? Ведь в таком пении очень сложно услышать молитву.

И это отвлекает от самого главного. От Слова. От богослужебного текста.

Вы никогда не обращали внимания на то, что когда слушаешь академический вокал и оперных певцов (я это помню по музыкальному училищу, когда мы слушали для викторины ту или иную оперу), никогда не понятно, о чём поют и какие слова произносят? А если слушаешь хор, звучащий в опере, так вообще не понять ни слова, если не будешь следить по клавиру.

А теперь представьте, что творится в церкви, если там поёт хор сплошь и рядом состоящий из певцов филармоний и оперных театров. Для них неважно содержание. Главное, громко пропеть и показать свой яркий вокал на всеуслышание. Грянуть так, чтобы купол обрушился.

Я сама была такая же, как все академисты — вокалисты, поэтому отлично понимаю и автора вопросов, адресованных мне и то, о чём сейчас пишу.

«Потом, некоторые поют приглушенно, мне кажется, что именно тот звук церковный, он чистый…. А я слышу часто голоса, они, от природы своей, наверное, очень приятны на слух, но они отличаются некоторой  звонкостью. Как все-таки правильно нужно петь?»

Блеск и глянец или бархат?

Я бы сказала не приглушённо, а матово что ли. Это как на фотографии. Звонкий голос – глянцевое фото, бархатный и матовый тембр – матовое изображение. Многие хормейстеры приучены к тому, что в хоре крайние партии (сопрано и бас) должны иметь бо’льшее количество , нежели средние (альты и тенора).

В светском хоре – возможно, но не в церковном. А что у нас в церкви порою? Мало того, что на клиросе в партии первых сопрано поют, как правило, тётки с мощными и сочными (звонкими) голосами, так их там ещё и 15 человек собирается иногда по воскресным дням и праздникам.

А во второй партии два человека, и в третьей один. И что в итоге получается? Тоже пирамида, но какая? Правильно, треугольником вниз.  Сами посмотрите. 15, под ними двое, под двумя один…

А я лично за ту, что треугольником наверх. Одно сопрано, два альта, три тенора и четыре баса. Это, конечно, образно, но у меня в реале больше низких и густых тембров в хоре, чем  высоких. И песнопения к богослужению выбираются по принципу не выше «ми» — «фа» второй октавы в партии сопрано. Может быть, поэтому все и слышат в звучании Атамановцев некоторую лёгкость и воздушность?

«Почему я никак не могу научиться сразу и навсегда правильно открывать рот? Если рядом со мной поет человек с правильным дыханием, соответственно и я сразу настраиваю свой аппарат правильно, и голос льется и так легко».

Потому что это искусство и навык пения правильного и вокального отрабатывается годами в консерваториях и музыкальных училищах. И даже тогда, не все выпускники могут правильно и вокально воспроизводить звуки.

Пению можно и нужно учиться всю жизнь. Ведь нет предела совершенству. И конечно же, вставайте петь рядом с человеком, голос которого настроен правильно, ведь тогда и вы очень быстро подхватите от него это самый правильный навык пения.

«Я понимаю, вы скажете, что нужно делать упражнения, но я опытно знаю, что второй мой вопрос напрямую связан с первым. Если я не понимаю, как правильно нужно петь, то не знаю к чему конкретно нужно стремиться».

Раз понимаете, что нужно делать упражнения, значит делайте. Делайте хоть что – нибудь в плане обучения правильному пению, а по ходу движения разберётесь что и как. Ведь для того, чтобы переплыть реку, не стоит исследовать её вдоль и поперёк, нужно просто прыгнуть в воду.

Материалы взяты с сайта :http://anfir70.ru/cherkovnoe-penie/kak-pet-tserkovnyie-pravoslavnyie-pesnopeniya/

(208)

Источник: https://hram-fastov.church.ua/2018/05/09/kak-pet-v-cerkovnom-xore-3/

Петь в храме должен каждый!

Как попасть в Православный хор простому человеку?

На епархиальном собрании святейший патриарх Кирилл выступил с докладом, в котором прозвучали слова о важности народного пения на богослужении. Он вспомнил, как в одном храме раздавали всем пришедшим тексты «Милость мира…». Очень скоро прихожане с большим воодушевлением пели значительную часть Литургии.

«И разве можно сравнить это народное пение, вовлекающее людей в свершение Евхаристии, с пением профессиональных платных певцов на клиросе, которые иногда даже внешним своим видом являют некий диссонанс со всеми теми, кто молится в храме? Давайте подумаем о том, как это возможно сделать», – подчеркнул Святейший.

«Православная Москва» решила узнать, как сегодня в московских храмах решается эта задача.

Из наблюдателей в участники: субботняя служба на Валаамском подворье

Одним из первых, кто откликнулся на призыв Святейшего, оказалось Московское подворье Спасо-Преображенского Валаамского монастыря.

Каждую субботу перед Литургией прихожанам раздают тексты со словами молитв. Затем, при поддержке регента, эти песнопения исполняются. Поют все, кто стоит в храме.

На вопросы «ПМ» отвечает игумен Иосиф (Крюков), настоятель Московского подворья Спасо-Преображенского Валаамского монастыря.
– Как появилась идея народного хора?
– Инициатива ввести народное пение принадлежит игумену Валаамского монастыря преосвященному Панкратию (Жердеву), епископу Троицкому.

В течение длительного времени владыка прикладывал значительные усилия для того, чтобы люди, приезжающие из разных уголков страны на Валаам, стали единой семьей. Думаю, владыка хотел бы видеть то же самое и на наших подворьях.

Очень важно, чтобы прихожане ощущали себя не случайными посетителями, которых никто не ждет, но членами единой церковной семьи.

На епархиальном собрании святейший патриарх предложил ряд шагов по активизации приходской жизни. Идея народного пения была воспринята владыкой Панкратием с большой радостью. В тот же день владыка благословил нас реализовывать это предложение патриарха.

– Есть ли какие трудности в реализации?
– Поначалу у нас были некоторые сомнения. Насколько прихожане нашего подворья готовы к подобного рода инициативам? Ведь монастырская среда и люди, которых она привлекает, более консервативны и не так восприимчивы к нововведениям. Тем не менее, мы решили попробовать.

И, как оказалось, это начинание имеет множество положительных моментов. Люди, ранее привыкшие быть лишь наблюдателями, посредством народного пения становятся активными участниками. Повышается внимание к словам молитвы. Благодаря совместному пению прихожане становятся ближе друг к другу.

Я думаю, это как раз то, что необходимо любому приходу и особенно монастырской общине.

– Но ведь поется не вся служба, только некоторые песнопения?
– Да… После совещания мы пришли к следующей схеме. Регенты выбирают те песнопения, которые на слуху и могут быть исполнены людьми без специального образования. Второй этап – они передают тексты в миссионерское братство, где готовят листовки: ноты и текст.

Перед каждым субботним богослужением алтарники или члены братства раздают всем молящимся в храме листовки, затем сами члены братства и певчие встают среди народа и помогают робким более смело участвовать в службе. Пока так.

Я надеюсь, что со временем, когда люди почувствуют себя более уверенно, перестанут бояться петь за богослужением, мы сможем расширить количество песнопений.

Древняя Церковь: здесь и сейчас

Представим, что количество песнопений с каждой службой все более расширяется. Наконец, всю службу поют молящиеся в храме. Нужен ли тогда профессиональный хор? И какова глубина этой традиции?

Размышляет иеродиакон Герман (Рябцев), регент Московского подворья Спасо-Преображенского Валаамского монастыря:
– Можно ли сказать, что народный хор – это новшество?– В храме всегда пели Символ веры и Отче наш.

Теперь к этим известным молитвам прибавилось еще несколько песнопений, наиболее употребительных. Трисвятое, Достойно есть, ектения, тропарь и кондак преподобным Сергию и Герману. При этом ключевые песнопения останутся за клиросом. Прихожанам нравится петь в храме. Это и ответственность, и приобщение к общему богослужению.

Теперь они не просто стоят и слушают, но участвуют сами. Так пели в древней Церкви.

– Возможно, традиция древней Церкви вернется? Никакого клироса и профессиональных певчих.

– Тогда прихожане должны быть музыкально образованными людьми. Либо придется упрощать песнопения до предела, до читка. Тогда это уже неуважение к той традиции, которая существовала 1000 лет на Руси. У нас же своя традиция, с 11 века знаменный распев, древнерусские песнопения, сложные мелодические узоры. Этому надо учиться, и далеко не каждый способный человек сможет их освоить.

Мужской, народный и детский хор в храме Димитрия Донского

В праздник Торжества Православия в храме святого благоверного великого князя Димитрия Донского в Северном Бутове состоялась первая Литургия с участием народного хора.

Рассказывает священник Андрей Алексеев, настоятель храма.

– Такое желание возникло у прихожан. «Всякое дыхание да хвалит Господа» (Пс. 150, 6). Конечно, когда человек готов участвовать в богослужении – это другое состояние. Я понимаю тех людей, которые желают прославлять Господа не только сердцем, но и устами своими.

Данная традиция имеет отношение к древним векам христианства. В катакомбной церкви все люди, пришедшие на богослужение, были участниками, они пели и восхваляли Христа.
– Как проходит обучение?– Сейчас в хоре примерно 40 человек. Они занимаются несколько раз в неделю.

Изучают вокал и сольфеджио.

– Несколько раз в неделю – это очень серьезно! Возможно, в будущем народный хор и станет основным?

– Я рассматриваю сочетание хоров. У нас в храме есть мужской профессиональный хор. Певчие этого хора – верующие люди, имеющие соответствующее образование. Многие из них закончили консерваторию. Они и поют как правый хор. «Красота пения способствует молитвенному настрою», – говорил Иоанн Златоуст, и мужской хор – это особенный хор, его невозможно заменить. У нас и дети готовятся петь Литургию. Правда, пока они поют вместе с народным хором, но со временем будут петь самостоятельно.

Пение с голоса: занятия в храме святой мученицы Татьяны

Оказывается, традиция народного хора существует и в некоторых других храмах Москвы. Например, в домовом храме святой мученицы Татьяны народному хору уже три года!
Рассказывает Марина Конопова, руководитель церковно-приходского хора с 2011 года:

– Наши прихожане собрались и попросили с ними позаниматься. Отец Владимир, настоятель храма, с радостью благословил эту инициативу. Так у нас и получился народный хор. Сначала пели акафист святой Татиане. Всем, кто приходит на службу, мы раздаем книги с текстом.

С прошлого года стали петь Литургию, пока раз в месяц, поем еще и вечерню.
– Кто может участвовать в хоре, практикуется ли прослушивание?– Музыкальные способности развиваются при усердии и регулярности занятий. Даже музыкально слабо одаренные люди вырабатывают певческие навыки.

У нас нет ни прослушивания, ни отбора.

– Как проходят занятия?

– Церковное пение должно быть на должном техническом уровне. Очень важно не расстраивать прихожан и священнослужителей дурногласием.Для этого мы привлекаем разных специалистов, осваиваем навыки дыхания, звукоизвлечения. Недавно прослушали курс по литургике.

– Что делать тем, кто не знает ноты?

– Мы ориентированы на одноголосное пение и знаменный распев, проходим и обиход. Нот не учим. Обучение – с голоса. Для этого мы рассылаем аудио-файлы, которые можно слушать, подпевать и постепенно запоминать.

Также мы изучаем и поем духовные стихи. Может быть, профессионального результата не стоит ждать очень быстро, хотя он достижим. Самое главное – настрой. Люди собираются вокруг Христа, центром их жизни становится Литургия.

Народному хору в Знаменском храме – больше 20 лет!

В храме иконы Божией Матери «Знамение» в Переяславской Слободе (ст. м. «Рижская») по традиции поют прихожане. Уникальность этого народного хора в том, что он здесь единственный и основной.

Как рассказала регент хора, Елена Федюшина, обучение происходит преемственно.
– Когда в хор приходит кто-то новый, мы даем папку песнопений с нотами и ставим рядом со старослужащими. Пение, как и язык, учат только так – погружаясь в материал.

«В целом следует признать, что воспитание в прихожанах (да и в самих священнослужителях) чувства совместного, общего участия в богослужении «едиными усты и единым сердцем» – это большая задача, которую не решить в одночасье». Патриарх Московский и всея Руси Кирилл

Фото Владимира Ходакова

Анастасия Чернова

Источник: http://orthodoxmoscow.ru/pevchim-mozhet-stat-kazhdyj/

Школа обучения Богослужебному пению в церковном хоре по нотам

Как попасть в Православный хор простому человеку?

Pravoslavie.Guru > Искусство > Обучение пению на клиросе в церковном хоре

Богослужебное пение – не что иное, как совместная молитва всех, участвующих в церковной службе.

Церковное хоровое пение со времён апостолов является составной частью молитвенного собрания.

Большая духовно-просветительская миссия заключена в православном церковном пении. Это средство, через которое проповедуется Слово Божье, образующее особый богослужебный церковный язык.

  • Школы и курсы церковного пения
  • Обучение церковному пению
  • Обучение пению на клиросе
  • Школа церковного пения осмогласие
  • Роль пения в воскресном Богослужении

В храм очень часто заходят люди мало что понимающие в церковных традициях. Ощутить действие благодатной молитвы, умиление и проникновение в её суть помогает церковное хоровое пение, научиться которому под силу каждому.

Школы и курсы церковного пения

Для любого начинания важно желание и дальнейшие действия. Освоить церковное хоровое пение помогут, возникшие совсем недавно хоровые курсы при храмах, программа которых построена с самых азов:

  • распевки;
  • несложные произведения;
  • изучение истории храмового пения;
  • церковные гласы.

Обучение пению на клиросе сводится к несложным произведениям, состоящим из двух партий, и проходит бесплатно.

Кроме курсов, существуют целые школы церковного хорового пения. В больших городах, например, Москве, Санкт- Петербурге, их можно найти при каждом храме.

В школах обучение длится от года до трёх лет. Для желающих пройти обучение унисонному певческому искусству в Москве открыта Школа византийского хорового пения. Её адрес легко можно найти в интернете.

В школу церковного хорового пения принимают как детей, так и взрослых. Начинается обучение с:

  • нотной грамоты;
  • сольфеджио и вокала;
  • богословия;
  • текстов церковных песнопений.

Но не везде можно найти такие школы. В крайнем случае можно найти храм и связаться с регентом.

Обучение церковному пению

Вам необходимо:

  1. Научиться беглому чтению церковно-славянской литературы. Для этого нужно ежедневно читать книги и молитвослов, которые написаны церковно-славянским языком и практиковаться в его понимании и проговаривании. Этими книгам являются Часослов, Минея и Октоих. Именно они изданы на языке, считающимся основным – церковно-славянском.
  2. Следует заниматься изучением нотной грамоты и сольфеджио.
  3. Не нужно самостоятельно изучать осмогласие, потому что в храмах напевы разнятся. Лучше сразу разучить напев храма, в котором хотите нести певческое послушание.
  4. В хоре ориентируйтесь на опытных певчих.
  5. При пении с хором стремитесь к точному попаданию в нужную ноту, следите за направлением звука, произношением, дыханием и громкостью.

Обучение церковному пению необходимо продолжать самостоятельно:

  1. Для этого нужно взять ноты и разучивать песнопения в сопровождении музыкального инструмента, припевая вместо слогов названия нот, прослеживая их длительности.
  2. Музыкальную партию нужно взять для сопрано, а вокальную воспроизводить для альта.
  3. Полезны также индивидуальные занятия с педагогом, который подскажет направление обучения.
  4. Следует добиваться светлого, умиротворяющего и величественного пения.
  5. Не стоит увлекаться красивой гармонией, эффектами или сложными партиями. В хоровом церковном пении слова первичны.
  6. Старание и упорный труд помогут через год довольно прилично исполнять произведения на клиросе.

Обучение пению на клиросе

Клирос – место в храме, где находятся певчие. Исторически церковное пение сводилось к одноголосью и монотонности. Их исполнение не отличалось сложностью.

Современный клирос – это многоголосный хор, который имитирует пение ангелов. В больших храмах он имеет правую и левую часть, в одной поют любители, в другой профессиональные исполнители.

Клирос располагается на возвышении перед алтарём.

Чтобы начинать обучение пению на клиросе необходимо:

  • иметь музыкальный слух;
  • красивый по тембру голос;
  • желательно иметь музыкальное образование.

Если музыкального образования нет, то нужно начинать с самостоятельного изучения нотной грамоты. Пение на клиросе предполагает быстрое чтение нот с листа. Многократное повторение и упорство позволят овладеть этим навыком.

https://www.youtube.com/watch?v=CWibDgUAN_A

Подготовке к богослужению нужно уделять на неделе около пяти часов. Во время репетиций происходит спевка с другими певчими, определение положения в хоре, которое зависит от высоты голоса.

Хоровое исполнение на клиросе должно оказывать сильное воздействие на слушателей. Чтобы достигнуть подобного результата нужен большой труд. Он заключается в регулярных репетициях, изучениях и нюансировках репертуара, распевания.

Виды богослужебного пения:

  • Знаменное или крюковое пение, в котором хор исполняет одногласие. Этот вид древнего церковного распева предшествовал современной нотной записи музыкальных произведений. Он записывается специальными значками «знамёнами» или «крюками».
  • Партесное пение, где включается много .
  • Обиход, в который входят несложные повседневные богослужебные песнопения.

Школа церковного пения осмогласие

«Осмогласия» или «восьмигласия» является основным фондом церковной музыки, в котором каждый глас соответствует определённому дню недели.

Начинается каждый глас в воскресный день, прододжается до субботы и сообщает седмице благодатное настроение воскресного дня. Этот глас имеет господствующее положение в богослужении во время всей седмицы.

  • Первый – Пасхальный, звучит светозарно, величественно, взмывает в Небо стремительно и легко, настраивая душу на возвышенную волну духовной радости и Божественного величия. Воскресный праздник Святой Пасхи составлен в первом и пятом гласе.
  • Второй – Великой Субботы. В нём отражается переходное состояние от временной жизни к вечной. Он нежный, располагающий к любви, состраданию, отражает тонкие переживания души.
  • Третий – является размышлением о тайне Горнего мира. Он отличается плавностью и степенностью, но все же является твёрдым и мужественным. Песнопения третьего гласа содержат небесную радость, хвалу и свет. В воскресном тропаре третьего гласа изображается Воскресение Христово в виде источника всеобщей радости.
  • Четвёртый – быстрый и торжественный, возбуждающий радость. Глас светлого торжества. Он отличается торжественностью, но не триумфом первого гласа. Четвёртый глас имеет оттенок покаянности и напоминает о греховности человеческого существа.
  • Пятый – служит завершением и углублённым распевом первого гласа. В его песнопениях слышен призыв поклонения и приветствие: «Радуйся!». Для него характерна радостная печаль.
  • Шестой – служит продолжением второго гласа. Мелодия его печальная, передаёт скорбь, и небесное утешение. Если второй глас является гласом исхода, то шестой – глас погребения. На него положены каноны утреней службы в Великий Четверг, Великую Пятницу и Великую Субботу. Большинство песнопений преподобным отцам и святителям поются на шестой глас.
  • Седьмой – плагальный третьему гласу. Количество музыкальных строк и песнопений в нём отличается скудностью. У греков он именовался «тяжёлым». Характер его – мужественный. Тексты и мелодия просты и величественны, но за простотой спрятана глубокая, великая и непостижимая суть. Песнопения седьмого гласа говорят о веке наступающем, ещё неведомом и об Иерусалиме Небесном.
  • Восьмой глас – плагальный к четвёртому. Он отражает полноту совершенства высоты Небесного над земным. Мелодия Восьмого гласа печальная и умилительная.

Основные песнопения осьмигласия можно найти в нотном двухтомнике «Октоих», старинной церковной книге. В ней находятся нотные обозначения основных песнопений восьми гласов, которые используются в обиходе.

Роль пения в воскресном Богослужении

Воскресное богослужение является основной функцией Церкви. Регулярная посещаемость и организация богослужения в воскресный день – это тот труд, к исполнению которого призвана Церковь.

Великим благословением является воскресное богослужение, переоценить значение этого действия невозможно. Оно является актом поклонения Святому Началу – Богу.

Источник: https://pravoslavie.guru/iskusstvo/obuchenie-peniyu-na-klirose-v-tserkovnom-hore.html

Искушения на клиросе — какие они бывают

Как попасть в Православный хор простому человеку?

О да, это моя любимая тема. Люблю поговорить об ужасах, да запудрить неокрепшие юные головы мировыми проблемами, которые часто возникают на клиросе. Клирос — уникальное место. Уникальное тем, что люди умудряются создавать себе неприятности на пустом месте. Работают вместе несколько неплохих, в сущности, людей. Работают за копейки.

И занимаются не производством наркотиков, а через музыку и духовный стих славят Господа. Казалось бы, что у эдаких лапочек и душек может не ладиться? О, еще как может! Делюсь опытом...

Начну с того, что расшифрую термин «искушение».

Церковный человек под этим словом понимает конфликтную ситуацию, в которой замешаны два (или более двух) человека, вокруг которых возникает ссора, недопонимание, пробегает собака, а отношения (иногда быстро, а иногда медленно) стремятся к точке замерзания. И боюсь, простого паяльника не достаточно, чтобы отогреть покрытые густым инеем души.

Главной идеей, давшей название явлению, является предположение, что люди ссорятся не сами по себе. Им подбрасывает как бы «зародыши ссор», некие потенциально конфликтные ситуации сатана и его прислужники — бесы. Иногда в это охотно веришь ))

Поскольку певчий поет не в туалете или ванной сам для себя, а работает вместе с кем-то, и имеет над собой начальство в виде настоятеля (а иногда и негласное начальство в виде костяка прихожан — церковных бабушек), то это очень жирная и плодородная почва для искушений. Искушения на клиросе колосятся как зерновые культуры на богатых почвах Придонья.

https://www.youtube.com/watch?v=veHqwQ0z4eg

В самом деле, здравствуй, доктор Фрейд, сама структура этой работы такова, что и без всяких бесов поцапаться очень и очень легко.

Хочу отвечать за свою работу
(а не за чужую)!

Это один из главных мотивов поссориться. Певчий поет в хоре. Хор состоит из нескольких человек. Каждый человек в хоре — не ангел, это зачастую просто профессиональный музыкант после ВУЗа, работающий до кучи в музыкальной школе, или оперном театре. То есть, зачастую это совместитель.

И не смотря на то, что основной мотив в профессиональном хоре — заработать хоть чуть-чуть на жизнь (обычно бедную, близкую к нищете), певчий позориться не хочет.

В самом деле, кому хочется участвовать в чем то предельно постыдном и позорном, выходить красный после служб, потому что стыдно за только что прошедшую не то службу, не то хор лягушек.

В принципе, певчие хотят петь хорошо. Но ведь возможности каждого участника хора не равны, да и бывают чисто физиологические проблемы. Бас простыл и охрип, у сопрано критические дни, а на альта дома наорал муж и ее до сих пор трясет. А вот я, такой хороший, пришел в нормальном настроении. И настроен на идеальное пение. А вместо пения — нечто похожее на хрюканье. Меня подставляют!

Вот и самый популярный повод посориться. Искушение неравными возможностями и желаниями.. Она это плохо спела! Он опять (опять!) не попал на эту ноту! А она опоздала на пять минут и довела меня до белого каления.

Здесь каждый участник хора мысленно на хорошем чистокровном русском (иногда матерном) благодарит алфавит за любезно предоставленные восклицательные знаки!!! Ибо нервы копошатся внутри организма, как рассерженные черви.

Меня подставляют! Я то гений, я хочу идеального пения, но «эти» мне не дают покрасоваться. Я то хочу петь хорошо, а мне не дают донести свое превосходное видение этих произведений, потому что «набрали по объявлению вагонов»…Кстати, такое бывает в самом деле.

Настоятель может подойти к регенту и поставить его в известность о том, что в хор приходит новый человек.

А потом сам же удивляется «а почему сегодня служба прошла так, как будто сельский хор доярок решил дерябнуть портвейну и позвали грузчика Ваню вместе попеть частушки» )) Потому что певчие — народ с хорошим воображением, и все уже дружно «предвкусили», как «новый певчий все испортит».

А бедолага настоятель думает, что же случилось с его «птичками». Птички уже вовсю прямо во время чтения евангелия на утрени яростно спорят «Я с ней петь не буду», «если его все-таки примут — уйду сразу» и тому подобные вариации на хохломские наигрыши.

Как лечить: Регенту НИКОГДА не позволять ругаться певчим на службе. Просто властно затыкать всех. Все решим на спевках и точка. «Она плохо это спела»? Решим на спевке. Настоятель хочет кого-то принять без согласия певчих? Регент должен коротко, как топором сказать «Я. Это. Решу. Все».

Соответственно, и сама регент должна певчих скорее успокаивать на службах (не позволять нервам полыхнуть как ядерная боеголовка), зато на спевках снимать стружку по полной. Люди в целом спокойнее реагируют на неудачи, если их щадить и уметь в нужные моменты грамотно подслащивать пилюли.

Собственно, это главная трудность работы на клиросе — люди хотят результата, но разочаровывают друг друга тем, что от коллеги хочешь больше, чем он может дать.

Но иногда веришь в бесов и искушения именно в церковном смысле.

И что она на меня взъелась…

Такое тоже бывает. Ты вроде бы все делаешь хорошо и правильно. Делаешь свою работу добротно, так еще и левых обязанностей на себя навалишь. Вроде бы, должно быть идеальное к тебе отношение.

Но ты, как чуткий человек, чувствуешь что некий другой человек против тебя постоянно, как это говорится у молодежи, «нозит» )) Чего ему от тебя нужно, ты понять не можешь, но в целом ты его раздражаешь уже самим фактом своего существования.

особенность в такого вида искушениях — их глобальная несправедливость. Человек, который вдруг «налился черной водой» против тебя, с твоей точки зрения, не имеет никаких мотивов так себя вести. Но ведь факты перед глазами! Ты видишь, что тебя за что-то не любят. При этом не все, а только конкретный человек (реже группа людей).

Более того! Иногда ни с того, ни с чего ты и сам ощущаешь подобные чувства по отношению к некоему певчему. Ты вдруг «понимаешь», что этот человек — притворщик и на самом деле «куда хуже, чем есть на самом деле».

И как это раньше ты этого не видел? Да он же сам люцифер во плоти! Или, если не драматизировать, тебе вдруг кажется, что у некоего взятого человека есть очень неприятные качества, от которых тебе не приятно. И тебя так и подмывает этому человеку сказать что-то на этот счет.

Притом что вместе работаете годы, и раньше ты ничего подобного в нем не замечал, а сейчас вот вдруг раз и заметил.

Фишка таких искушений в том, что «нет никакого повода», никакой причины, чтобы это работало в принципе. Таких конфликтов не должно возникать! Но они возникают. Причем они всегда предельно обидны, потому что в таких конфликтах одна из сторон обижена чудовищной несправедливостью с другой стороны. И потому даже клиросы разваливаются на пустом месте от таких искушений.

Как лечить? Очень просто. Вот дуется на тебя кто-то подобным образом. Подойди на церковную кассу и скажи «Хочу заказать сорокауст за здравие за ИМЯ ОБИДЧИКА». Да, это будет стоить неких денег.

Но это дешевле последствий от лечения смертельных обид или ухода с клироса. Работает ли это? Практически всегда.

Сомневаетесь? Да вы просто проверьте, что вы теряете? Если люди верят в полную ерунду вроде гороскопов, то почему бы не поверить в силу молитвы за обидчика. Все-таки молитва, светлая сила.

Меня не ценят!

Огромный мощный пласт искушений. Пик искушений этого типа приходится на Великий пост (слабее, но тоже есть — в Рождественский). Это искушение выглядит таким образом. Вам вдруг начинает казаться (причем со всей убедительностью), что на вас странно смотрят, говорят с пренебрежением, и вообще не достаточно ценят.

В сердце начинает копиться обида, хочется уйти, доказать «как без вас будет плохо». И если ушли, вам будет постоянно хотеться проверять «как на клиросе поют без вас», будет жгучее желание услышать, как пение из стройного превращается в арию из унитаза.

Вы будете звонить лояльным вам певчим, или стоять лично на службе. И постоянно упрекать певчих, мол «ну вот…пение превратилось в мусор…как же так…а ведь достаточно было просто признать мою ценность, повиниться» — и все получилось бы.

Пение вернулось бы в строй.

Этот тип искушения во первых, является классическим, но и одним и самых эффективных и сильных. Дьявол попросту делает все что захочет с клиросами, на которых начинается подсознательное брожение и жажда самоудовлетворения у певчих.

Как это выглядит, можно прочитать в этом рассказе.

Денежные конфликты и несправедливость условий работы

Это один класс проблем. Люди видят некую несправедливость в оплате и начинаются нестроения (идут неприятные разговоры в коллективе, певчие пропускают службы, ведут себя наглее обычного, качество пения упало) . Например, ученик получает столько же, сколько мастер, проработавший на клиросе более 10 лет. Обидно? Думаю, да. Я бы вообще на месте настоятелей вводил бы коэффициент лояльности.

Проработал год — +10% к номинальной ставке. Проработал два года — +15% к номинальной ставке. 3 — +20, 4 — +25, 5 — +30. Проработал более десяти лет на одном месте — получаешь базовую ставку (которая может меняться вслед за инфляцией + надбавочный коэффициент за выслугу) + 50%. У первчих появляется ощущение карьеры, желание совершенствоваться и прокачивать себя (чтобы подольше поработать).

Вообще, тема несправедливости оплаты на клиросе должна рассматриваться отдельной статьей, настолько она объемная. Но в целом я призываю настоятелей всегда плотно и тщательно думать на тему оплаты а) новичков б) старичков с) регентов.

Глобальное решение проблем искушений

Я пришел к выводу, что для клироса очень ценным является наличие на нем сильного психолога-лидера, который обладает высоким авторитетом и сильной властью (кнут у него должен быть). Такой лидер обычно умеет предвосхищать проблемы, путем психологического анализа рассчитывая конфликтные ситуации.

Я видел таких людей. Они работали очень изящно. Например, тебе сообщают расписание. «Дима, тебе завтра надо прийти чуть попозже, не к началу службы.

Не искушайся, эта просьба продиктована тем, что в начале много чтения, и мы не хотим, чтобы ты просто так стоял час и переутомился». Ведь можно было просто сказать «приди в 5 вечера, а не в 4».

Но мне не просто сказали, во сколько прийти, а еще и объяснили, почему в просьбе нет ничего унижающего. Мне не дали даже шанса на обиду.

https://www.youtube.com/watch?v=1a_9lY6uLlw

И эти люди постоянно так делали. Они каждое свое распоряжение обосновывали, объясняли, расшифровывали. Чтобы не было непонятных моментов, чтобы не обидеть, не оскорбить. Отношение было бережным и чутким.

При этом они не скатывались в панибратство и жалкое оправдательное бормотание.

У них была власть и они могли вовремя провести черту «Дима, я тебе не подруга, а начальник, моя задача чтобы ты хорошо сделал свое дело, и получил за это максимум, который я смогу для тебя выбить». Ты все понимал и принимал правила игры.

Думаю, хорошему руководству можно просто научиться. И тогда 90% искушений, возникающих вследствие паршивого управления, отпадут. А на бесовские искушения, которые мало объяснимы рациональными доводами, есть церковная касса и сорокаусты за здравие ))

(3253)

Источник: http://mixarx.prihod.ru/iskusheniya-na-klirose-kakie-oni-byvayut/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.