Возможно ли как-то поменять мою ориентацию

Содержание

Гомосексуальность: можно ли ее изменить? – Круглосуточная психологическая помощь онлайн

Возможно ли как-то поменять мою ориентацию

Гомосексуальность: можно ли ее изменить?

Что интересно, с традиционной ориентацией этот вопрос не возникает. Абсолютное большинство принимает ее как нечто вполне естественное и не помышляет сопротивляться самому факту того, что их сексуальная ориентация – гетеросексуальна.

Но в случае если гомосексуальность возникает даже как перспектива, хотя бы в виде сомнений в направленности своего влечения – у человека возникает немало проблем.

Прежде всего, это страх – быть не таким как все, страх осуждения, отвержения со стороны родственников и знакомых, страх социальной изоляции, преследования в обществе, страхи не создать семьи и не смочь воспитать детей.

И именно с таким запросом ко мне не раз приходили взрослые люди: «не хочу быть геем!», «как поменять ориентацию»? Если вы уже осознаете свою гомосексуальность или выраженную бисексуальность – то это маловероятно.

В прошлой статье мы говорили о том, какие бывают причины гомосексуальности.

Наука не открыла всю точную последовательность формирования ориентации, не выяснила, что внутри человека в большей степени влияет, что – в меньшей, но однозначным признан один факт, подтверждаемый всеми научными теориями: гомосексуальность или геретосексуальность, вообще сексуальность начинает формироваться еще задолго до рождения, в утробе матери.

И если вы задаетесь вопросом «как поменять ориентацию» и можно ли вообще изменить свою гомосексуальность уже во взрослом возрасте, когда вы уже осознали, к кому вы испытываете влечение – вряд ли что-то удастся кардинально изменить.

Есть и еще один факт, подтверждающий невозможность изменения уже сформированной ориентации: так называемая репаративная терапия, которая настаивала на возможности «излечения» гомосексуальности, но потерпела неудачу. Несмотря на несколько исследований, опубликованных сторонниками этой модели, они не были приняты научным сообществом.

И понятно – научное сообщество было озабочено только одним: достоверностью, доказательностью исследований, репрезентативностью выборки и беспристрастностью выводов.

Сторонникам репаративной терапии и не удалось представить научному сообществу доказательную, верифицированную и подтвержденную исследованиями модель терапии, в которой гомосексуальность могла бы быть изменена на гетеросексуальность. Т.е. просто ничего не получилось.

Только около 3-5% прошедших эти курсы признались в изменении ориентации, однако впоследствии практиковали воздержание, а не гетеросексуальные контакты взамен гомосексуальных. И выбор этот был сделан «экс-геями» по причине религиозной убежденности в «неправильности» своих прежних склонностей и действий, а не по причине того, что им реально удалось поменять ориентацию.

Впоследствии многие последователи репаративной терапии отказались от своих выводов как минимум в научных кругах, признали поражение, а эффективность данной психотерапевтической модели была окончательно признана ненаучной и более того – осуждаемой большинством крупнейших психологических сообществ мира.

Однако, поговорим дальше о том, что все-таки можно изменить.

«Не хочу быть геем» — что делать?

Для начала разобраться со своей истинной сексуальной ориентацией. В прошлой статье этого цикла я уже немало писал о том, почему ориентацию не всегда реально определить правильно, особенно в юном возрасте.

И если вы переживаете страх и говорите себе «не хочу быть геем», то рассматривать этот вопрос нужно в двух контекстах: во-первых, действительно ли вы – гей, во-вторых, даже если это так, почему это так страшно?

Глубоко разобраться в вашей сексуальной ориентации можно только в психотерапии, поэтому сейчас мы в большей степени поговорим о вашем отношении к этой теме.

Почему вообще возникает этот протест – «не хочу быть геем»? Потому что к моменту, когда человек осознает свою гомосексуальность, его уже успели убедить в том, что это – плохо, а если даже в родительской семье все было не настолько жестко, то человек уже сам убедился в том, что это – как минимум, опасно.

Что, прежде всего, тревожит человека? Казалось бы, ответ очевиден: я – не такой, как все.

Но задайтесь вопросом: а много ли вокруг вас реально таких, как все? Есть немало тех, кто отличается от окружающего большинства национальностью, особенностями внешности, фигуры, да умом, в конце концов.

И, что самое смешное, даже ум в качестве отличительной особенности – не всегда благо, по крайней мере, когда есть потребность быть похожим на других.

У человека есть базовая потребность в любви и принадлежности, человек – социальное существо, и совсем обойтись без группы он не может.

Но поначалу, в молодом возрасте, он еще не способен выбрать себе группу сам, он порой и не знает, что есть такой выбор. Пока человек взрослеет – он вынужден пользоваться ценностями той группы, в которой он вырос.

А ее ценности могут сильно отличаться от тех, что ему нужны на самом деле и соответствуют его личности, ее особенностям и способностям.

В среде образованных людей стремление ребенка пойти работать на завод вызовет удивление. В среде рабочих такие же чувства вызовет желание поступить в вуз. В одной социальной среде не родить хотя бы двоих детей – неполноценность. В другой среде сам вопрос о необходимости потомства – норма. И так далее, до бесконечности.

Даже если мы попытаемся вычленить некое абсолютное большинство и его усредненные законы, суть мирового равновесия будет по-прежнему заключаться в единстве и борьбе противоположностей.

Проще говоря, если все будут абсолютно одинаковыми, не будет развития. У людей не будет стимула думать, искать, преодолевать препятствия, не будет альтернативных взглядов, которые заставляли бы их переосмыслять и изменять свою жизнь и искать свой путь, осознанно или нет.

Как говорят, незнание закона не освобождает от ответственности. Развиваясь, мы все равно идем через противоположности, борьбу и отрицание. Ребенок сначала находится в симбиотической связи с матерью, а потом должен научиться ходить и питаться самостоятельно, и он отрицает предыдущий этап, хотя, возможно, некоторым матерям и хотелось бы, чтобы он остался прежним зависимым от нее младенцем.

Но он вынужден отрицать не только зависимость, но и позже – модель родительской семьи, ценности, не всегда, конечно, резко и грубо, но все равно, вынужден искать что-то противоположное, чтобы осознать свою взрослую отдельность, непохожесть на родителей.

Вся суть взросления – в поиске отличий от других и индивидуальности. И чтобы найти впоследствии свою группу, нужно сначала понять, кто ты такой сам по себе, а потом уже – какие люди тебе подходят на самом деле.

Все наше движение цивилизации построено на развитии через противоположности. Одни всегда предлагают новое и революционное, другие стараются максимально сохранить накопленное и привычное. Не всегда новое – хорошо, и не всегда привычное – по-настоящему безопасно.

Именно на стыке противоположностей и возникает конфликт. А конфликт – это всегда почва для развития, это такое пространство, где нужно напрягаться, меняться, думать, адаптироваться и т.д. Так развивается все живое. Поэтому даже если есть большинство – всегда будет меньшинство с какими-то противоположными ориентирами.

Оказавшись в меньшинстве по признаку своей сексуальной ориентации, вы ничего не выиграете, если будете твердить «не хочу быть геем» и ненавидеть себя, бояться своих фантазий, желаний и без конца задаваться вопросом «как поменять ориентацию».

Если есть какой-то шанс, что ваша ориентация может хоть как-то колебаться (например, вы бисексуал, который при желании сможет построить семью и с партнером противоположного пола), или вы вообще спутали преходящие гомосексуальные фантазии с истинной ориентацией, то борьба – это как раз то, чем вы себе не поможете.

Что стоит сделать, прежде чем задаваться вопросом «как поменять ориентацию»?

Принять себя. Принятие себя – это не просто кивание себе самому в духе «да, я такой».

Источник: //PsyHelp24.org/gomoseksualnost-izmenit/

Можно ли изменить сексуальную ориентацию с помощью магии??

Возможно ли как-то поменять мою ориентацию

Ознакомьтесь со статьей на тему: можно ли изменить сексуальную ориентацию с помощью магии?? на сайте приворот гуру.

Поменять сексуальную ориентацию

Заговор применяется для того, чтобы поменять человеку сексуальную ориентацию. Действует только в случае нетрадиционной ориентации: мужчина любит мужчину, женщина–женщину. Если вы захотите поменять сексуальную ориентацию нормальному человеку, заговор не сработает

Повернулся каменный идол к солнцу. Стоит так много веков и на него смотрит. Греет его солнце и свет дает. Повернись и ты (имя) к солнцу, к Божьему свету. Пусть оно на тебя смотрит и жизнь дает.

Любовь для тебя – традиция. Секс для тебя – продолжение жизни. Плюешь на отклонения. Извращения для тебя неприемлемы. Классика для тебя – милое дело.

Будь на своем месте.

Хантаа улар.

Следующая глава >

Гомосексуальность: можно ли ее изменить?

Что интересно, с традиционной ориентацией этот вопрос не возникает.

Абсолютное большинство принимает ее как нечто вполне естественное и не помышляет сопротивляться самому факту того, что их сексуальная ориентация – гетеросексуальна.

Но в случае если гомосексуальность возникает даже как перспектива, хотя бы в виде сомнений в направленности своего влечения – у человека возникает немало проблем.

Прежде всего, это страх – быть не таким как все, страх осуждения, отвержения со стороны родственников и знакомых, страх социальной изоляции, преследования в обществе, страхи не создать семьи и не смочь воспитать детей.

И именно с таким запросом ко мне не раз приходили взрослые люди: «не хочу быть геем!», «как поменять ориентацию»? Если вы уже осознаете свою гомосексуальность или выраженную бисексуальность – то это маловероятно.

В прошлой статье мы говорили о том, какие бывают причины гомосексуальности.

Наука не открыла всю точную последовательность формирования ориентации, не выяснила, что внутри человека в большей степени влияет, что – в меньшей, но однозначным признан один факт, подтверждаемый всеми научными теориями: гомосексуальность или геретосексуальность, вообще сексуальность начинает формироваться еще задолго до рождения, в утробе матери.

И если вы задаетесь вопросом «как поменять ориентацию» и можно ли вообще изменить свою гомосексуальность уже во взрослом возрасте, когда вы уже осознали, к кому вы испытываете влечение – вряд ли что-то удастся кардинально изменить.

Есть и еще один факт, подтверждающий невозможность изменения уже сформированной ориентации: так называемая репаративная терапия, которая настаивала на возможности «излечения» гомосексуальности, но потерпела неудачу. Несмотря на несколько исследований, опубликованных сторонниками этой модели, они не были приняты научным сообществом.

И понятно – научное сообщество было озабочено только одним: достоверностью, доказательностью исследований, репрезентативностью выборки и беспристрастностью выводов.

Сторонникам репаративной терапии и не удалось представить научному сообществу доказательную, верифицированную и подтвержденную исследованиями модель терапии, в которой гомосексуальность могла бы быть изменена на гетеросексуальность. Т.е. просто ничего не получилось.

Только около 3-5% прошедших эти курсы признались в изменении ориентации, однако впоследствии практиковали воздержание, а не гетеросексуальные контакты взамен гомосексуальных. И выбор этот был сделан «экс-геями» по причине религиозной убежденности в «неправильности» своих прежних склонностей и действий, а не по причине того, что им реально удалось поменять ориентацию.

Впоследствии многие последователи репаративной терапии отказались от своих выводов как минимум в научных кругах, признали поражение, а эффективность данной психотерапевтической модели была окончательно признана ненаучной и более того – осуждаемой большинством крупнейших психологических сообществ мира.

Однако, поговорим дальше о том, что все-таки можно изменить.

Навигация по статье «Гомосексуальность: можно ли ее изменить?»:

  • «Не хочу быть геем» — что делать?
  • Что стоит сделать, прежде чем задаваться вопросом «как поменять ориентацию»?
  • Гомосексуальность: мифы и реальность
    • «Геи не склонны к постоянному партнерству и у меня никогда не будет семьи»
    • «У меня никогда не будет детей»
    • «Меня будут отвергать в обществе»

Эксперимент: как мы поменялись сексуальной ориентацией

Возможно ли как-то поменять мою ориентацию

Евгения. 24 года. Но на самом деле лет на десять больше. Фотограф. Любит земляничное варенье и фильмы Ингмара Бергмана. Увлекается икебаной и мужчинами помладше. Встречу назначила в спальном районе, где сама и жила. Вместо какого-нибудь кафе потащила меня гулять по сомнительным закоулкам.

Евгения сразу начала рассказывать о своих предыдущих отношениях. Жаловалась на альфонсов и инфантилов. Я делал то же самое, но приходилось жестко контролировать речь и не забывать менять пол своих партнеров с мужского на женский.

— Ты как Леди Гага.

— Почему это?

— Выглядишь как фрик.

— Но на мне обычные кроссовки, джинсы и пальто.

— Ну у тебя есть фото, где ты и с зелеными волосами, и одежда странная. Не люблю эпатаж. Признак плохого вкуса.

— А как должен формироваться хороший?

— Например, через классику. Ты любишь Достоевского?

— Терпеть не могу.

— Понятно.

Мы дошли до «Пятерочки». Она быстро поблагодарила за «интересный разговор» и скрылась в магазине. Таким несуразным было мое первое в жизни гетеросексуальное свидание.

Новые знакомства я заводил в тиндере.

В отличие от парней, девушки никогда не писали мне первыми. Самые смелые и лишенные гендерных стереотипов присылали эмодзи.

Мне приходилось писать им в ответ «Привет» — и уже после этого я получал симметричный «Привет» от них.

Отвечали девушки странно. Сложилось впечатление, что они воображают себя кошечками. «Погладь меня. Не трогай меня». Одна и та же собеседница могла на мое односложное сообщение настрочить десять неодносложных. А потом замолчать на сутки.

Договориться о свиданиях было трудно. Они сразу соглашались, но потом начиналось: «Ой, я забыла, что вечером иду в кино с другом».

Их вопросы отличались от тех, что обычно задают парни. Когда я знакомлюсь с мужчинами, они часто интересуются: «Чем ты занимаешься?» Такая формулировка предполагает довольно свободный ответ. Ты можешь сам определить, через какую деятельность себя описать — в зависимости от того, что тебе важно и интересно.

Девушки вместо «Чем ты занимаешься?» спрашивали: «Кем ты работаешь?» В отличие от парней, им был в меньшей степени интересен я сам и в большей — мой социальный статус и зарплата.

Еще они навязчиво искали «похожесть» и доставали вопросами вроде «Какая у тебя любимая книга?» Это общая тенденция, которая меня удивила. Парни так не делали.

Из-за бесконечных вопросов о работе мне в какой-то момент стало казаться, что я на собеседовании. А когда меня спрашивали о любимых книгах и фильмах, я чувствовал себя ребенком. Знаете, в начальной школе были тетради-анкеты, где все писали что-то вроде «Я люблю „Клуб Винкс“, розовый цвет и „Гарри Поттера“».

Девушкам почему-то казалось, что через подобные совпадения можно найти ценную общность. Они расстраивались, если не обнаруживали себя в моих предпочтениях. И наоборот — самая маленькая точка соприкосновения вызывала нездоровую экзальтацию.

Во второй раз я отправился на свидание с Алиной. 27 лет. Учится на хирурга, в свободное время много пьет и играет на бас-гитаре. Знакома с феминизмом, хотя себя к движению не относит. У нее фиолетовые волосы. Вероятно, она лайкнула меня потому, что на главном фото в тиндере я с сине-зеленой головой.

Алина была приторно милой. Это тот тип милости, который присущ только девушкам. Рядом с ней я чувствовал, как во мне бурлит моя непереработанная мизогиния. Алина была настолько мягкой и поглощающей, что, казалось, она натянула на меня свою вагину.

«Я тоже», — ответил я про себя.

Мне нравилось, что девушка старше меня и не стесняется этого. Возрастные стереотипы давят на женщин куда сильнее, поэтому в глаза бросилось, что они смело занижают свой возраст в тиндере не на пару лет, а на все 7–10.

Гомосексуальные мужчины к таким трюкам прибегают реже, несмотря на царящий в гей-сообществе культ молодости и красоты. Возможно, это происходит потому, что зрелые партнеры очень популярны у совсем зеленых юношей.

Они мечтают стонать под daddy.

Алина как раз рассказывала про своего отца, из-за которого ей пришлось продолжать врачебную династию. С ней было довольно интересно, но я замерз и засобирался домой.

— Извини, но мне нужно идти работать. Скоро дедлайн по статье и все такое.

— А о чем ты пишешь?

— Ну, я поменялся ориентацией с другим чуваком.

— Это как?

— Я гетеросексуал. И хожу на свидания с парнями. А он гей. И встречается с гетеросексуальными девушками. Вот об этом мы и пишем.

— Класс. Дашь почитать?

— Обязательно.

Знакомство с Алиной стало самым классным за все время эксперимента. Честно сказать, я неприятно удивился, когда настроил тиндер на женщин. Их профили зачастую выглядели так, будто я попал на «Мамбу»: некрасивые фото, «мудрые» или «игривые» фразы в описании. С гомосексуальными мужчинами в тиндере все гораздо лучше. И дело в выборке.

Большинство геев сидит в приложениях, созданных специально для них, самое популярное в России — Hornet. Выборка пользователей там примерно соответствует окружающей действительности. Вот тебе офисная крыска Олег. Вот популярная модель и инстаблогер. А вот сантехник дядя Ваня из соседнего подъезда.

Но Hornet слишком заточен под секс и несколько маргинален. И часто те парни, которые и интереснее большинства, и ищут что-то менее примитивное, чем one-stand night, идут в тиндер.

Потому в «гей-варианте» этого приложения выборка очень привлекательная и не отражающая реальность: студенты ВШЭ, стилисты и модели, айтишники в кроссовках Balenciaga. Женщины на этом фоне выглядели не ахти.

Полной катастрофой была Катерина, возраст которой я даже не помню. Раньше она работала логистом транспортной компании, но сейчас домохозяйка. На вопрос о том, как она провела свой день, Катерина рассказала про «домашние хлопоты», включающие глажку постельного белья. По-моему, это была реклама, и она отчаянно желает найти себе мужа.

Катерина удивилась тому, что я не стал платить за ее кофе (а может, и оскорбилась). Она без остановки болтала о своей семье, детстве, о том, как она воспитана.

Всё было так плохо, что пить мне хотелось не латте, а водку «Каждый день». Я не слушал свою визави и с первой минуты мечтал смыться. Удобным поводом для этого, как и в прошлый раз, стала работа.

Кстати, Катерина была единственной девушкой, которая первой написала после свидания.

Саша:

Владан, а вот у меня не было проблем с девушками, которые ожидали оплаты горячих напитков. Я их вообще не видел где-то со второго курса, но, может, дело в том, что я каким-то хитрым образом научился выделять их в толпе и избегать.

Что будет, если мы оставим ворох парней на необитаемом острове? Они станут хаотично драть всё, от кокоса до товарищей по несчастью. Примерно так и выглядит стереотипная американская тюрьма. А еще так выглядит приложение Hornet, с которого я и начал исследовать мир гей-свиданий.

Свое первое сообщение я получил, пока загружал фотографии.

«Покажешь член?» — спрашивает неказистый мужчина. Судя по комбинезону — слесарь. Вообще, мой партнер по тексту предупреждал, что возможны вопросы о «раздолбанности ануса», но обошлось.

Первое, что удивило и обескуражило после слесаря, — возможность указать ВИЧ-статус и дату последней проверки.

Почему мы еще не ввели тесты на «венеру» в тиндер? Нет, почему мы еще не сделали это нормативной частью вообще любого дэйтинга?! Мир гетеросексуальных свиданий кажется каким-то недоразвитым по сравнению с этой анкетой. Кроме ВИЧ — рост, этническая принадлежность и роль в постели.

В приложении огромная череда мужских лиц и торсов, и каждому их обладателю можно просто взять и написать.

Если пользователь боится показывать свою физиономию легиону мужчин, среди которых запросто может оказаться ненормальный охотник на геев, для таких фотографий существует специальный альбом: доступ к нему получают только вызывающие доверие юзеры. В самом акте раскрытия спрятанных снимков есть даже что-то интимное — а еще там много фотографий ню.

Щепетильное отношение к анонимности может показаться рудиментом, но Hornet используют даже жители исламских стран, где кровавая расправа с геем — такая же часть реальности, как чтение молитв.

Увы, каждый сеанс переписок меня не покидало чувство, будто мое худое тело просто мечтают отыметь (хотя вот Владан подсказывает, что все-таки желают, скорее, чтобы кого-то отымел я). В этом нет ничего плохого — гетеросексуалам тоже уже давно пора отказаться от танцев с бубном и просто принять идею необходимости случайного секса, хотя бы редкого.

Наверное, этому мешает устоявшаяся традиция слатшейминга, которая постоянно эксплуатируется на ТВ и, кажется, уже претендует на звание новой российской скрепы.

Так или иначе, от Hornet пришлось отказаться: я ищу романтических свиданий, а не потных развлечений на чьих-то простынях в цветочек. Хотя подружка сказала, что один раз в рамках поиска себя — это даже не измена.

Родной тиндер оказался приятнее: судя по всему, туда действительно идут в большей степени за отношениями и романтикой.

Я не фанат идеи делить людей на группы по каким-то признакам, но мои мэтчи среди парней оказались красивее и интереснее, как будто, представившись геем, я набрал очков на какой-то эфемерной шкале привлекательности.

Все как на подбор: красивые хипстеры, хайпбисты на Рубчинском, феминные мальчики с волосами приятных оттенков.

Игнорировать качественные изменения в аудитории тиндер после смены настроек пола сложно. Сам процесс дэйтинга стал лучше. Больше никаких набивших оскомину вопросов «Где учишься?» или «Кем работаешь?» — меня спрашивают про мою личность, книги и шмотки.

ШМОТКИ. Почему никто из девушек никогда не хвалит мой лук? Может, качество разговоров выросло из-за того, что геи не стеснены патриархальными стереотипами, которым прекрасная половина человечества, сама того не зная, следует? Или я просто мизогин и свинья.

Свиданий было два. Первое — с таким же прекариатом, как и я сам. Говорили об Эрленде Лу, Лимонове, пили вкусный кофе. Нечаянно соприкоснулись руками, я, похоже, даже покрылся румянцем. Ну он точно покрылся. Расстались на приятной и немного смущенной ноте.

На втором был иностранный студент. Мы прошлись по историческому центру Москвы, я показал ему мой любимый парк. Успел тысячу раз пожалеть, что мне нельзя пить: даже несмотря на погоду, медленно уничтожить бутылку или две вина было бы в самый раз.

Стоит ли говорить, что мы платили поровну.

Я уже успел нафантазировать, как выведу на прогулку какого-нибудь мускулистого бизнесмена, который попытается оплатить мой ужин и затащить меня к себе, но в моей выборке их не оказалось.

Никогда не ходил больше чем на два свидания в неделю и в рамках этого теста изменять себе тоже не стал — из-за завалов с работой я успел обидеть своим молчанием почти десяток симпатичных ребят.

Еще я пытался найти себе парочку на одном из концертов, но уперся в стенку из-за отсутствующего у меня гейдара и впал в ступор.

Наверное, это очень распространенная проблема: в России попытка очаровать гетеросексуала может закончиться не молчаливой неловкостью, а ударом в печень.

Во всяком случае мне так показалось.

Как бы то ни было, гея в себе я не нашел. Помню, несколько лет назад вечер в одном плохом баре закончился монологом барменши о том, как все ее «друзья добровольно становятся геями» и строем идут работать продавцами в ЦУМ.

Как бы выбирают гомосексуальность в качестве альтернативного образа жизни. Не знаю, нужно ли было доказывать обратное на практике, но я все еще гетеросексуален, и это не от отсутствия попыток (простите, дамы).

По шкале Кинси я где-то ближе к нулю.

Гомосексуализм — это, наверное, лучшее, что случалось с онлайн-дэйтингом. Надеюсь, эксперимент обошелся без разбитых сердец.

Источник: //knife.media/gay-vs-hetero/

А что, если у моего ребенка «другая» ориентация?

Возможно ли как-то поменять мою ориентацию

  • Рекомендации специалистов
  • подросток

Одной из самых непростых тем в области детской сексуальности является вопрос формирования половой ориентации.

Об этом мы решили поговорить с Марией Тихоновой, психологом, психотерапевтом, ведущей тренингов и руководителем образовательного проекта МОСТ, и обсудили, как происходит выбор в пользу гетеро- или гомосексуальных отношений у подростков, а также какой должна быть позиция родителей, если всё складывается не так, как они ожидали.

Почему появляется интерес к сверстникам своего пола?

Подростковый период – это время поиска себя. Кроме серьезных психологических изменений, это еще и физиологические, гормональные перестройки.

У подростка начинается период вхождения в сексуальность, который длится, примерно, с 11 до 18 лет: в этом возрасте подросток интересуется своим телом, телами сверстников, у него появляются новые импульсы, просыпается либидо.

В этот момент подросток не всегда способен до конца осознать, что с ним происходит и почему он так реагирует на происходящее вокруг. Например, если девочка в душевой бассейна почувствовала импульс влечения к другой девочке, она не понимает, что это просто ее либидо, которое ищет какой-то выход.

Это совсем не означает склонность к гомосексуальности. Но поскольку сексуальная идентификация только начинает формироваться, подросток задает себе множество вопросов, среди которых может появиться и этот: «А что, если я нетрадиционной ориентации?».

Именно в этот период очень важна поддержка, чтобы подросток мог разобраться в происходящем. Ведь если ребенок замечает в себе склонность к однополым отношениям и от этого страдает, то ему фактически некуда обратиться – у нас нет институтов, которые с этим работают.

Тема гомосексуальности в нашем обществе табуирована, но, вопреки ожиданиям, это приводит к обратному эффекту – всё больше детей делают выбор в пользу нетрадиционной ориентации. Из-за резко негативного отношения к гомосексуальности подростки чувствуют себя запутанными и испуганными, а значит, делают преждевременные выводы – «наверное, я другой» и пытаются проживать с этим всю жизнь.

А ведь сексуальность только формируется, в подростковом возрасте невозможно ответить на данный вопрос окончательно.

Что такое нетрадиционная ориентация?

О гомосексуальной ориентации мы можем говорить только тогда, когда ребенок уже живет отдельно и строит отношения с представителями своего пола.

В психологии нет общего мнения, что же такое гомосексуализм: нечто врожденное, поведенческий выбор или влияние социума и окружения, когда дети перенимают модель поведения? У каждого человека это происходит на стыке всех трех компонентов.

Вопреки распространенному в последнее время мнению, что гомосексуальность 100% врожденная, убедительных данных на этот счет нет. Ориентация может меняться с течением жизни, это не приговор.

Когда человек говорит категорическое «нет» традиционным отношениям (например, со стороны женщины: «Я никогда не позволю мужчине прикоснуться к себе»), это «звоночек» для психолога – в чём дело? Почему такое резкое отрицание? Что произошло в жизни человека?

Что влияет на выбор однополых отношений?

Когда подросток постепенно входит во взрослый мир, он психологически готовится к первому сексуальному опыту – это период внутреннего, интимного выстраивания «психологического кокона» вокруг вопросов сексуальности. Он понимает, что сексуальность есть, но что с этим делать? С одной стороны, есть влечение, с другой стороны – понимание, что этот процесс очень волнительный и непростой.

К этому возрасту мальчики больше общаются с мальчиками, а девочки с девочками. Как подступиться к противоположному полу – тоже вопрос. Подойти и пообщаться – настоящее преодоление, ведь не понятно чего они хотят, как отреагируют. Со сверстниками своего пола намного проще, с ними хотя бы можно договориться.

Поэтому иногда первые околосексуальные эксперименты случаются с представителями своего же пола, особенно у девочек. Например, девочки могут учиться целоваться друг на друге. В компаниях мальчиков такое происходит гораздо реже из-за резкой общественной нетерпимости (женская пара вызывает меньшее негодование, чем мужская), но тем не менее это происходит.

Для большинства такой опыт становится проходящим, «учебным» событием.

Именно в этот момент очень важно, что происходит вокруг ребенка. К сожалению, если детей застали за такими экспериментами и предали это огласке, последствия бывают очень печальными.

Взрослые (и непосвященные сверстники) часто принимают это за гомосексуальность и ставят на ребенке клеймо, от которого потом практически невозможно избавиться.

Таким образом, человек вынужден проживать с ним всю свою жизнь.

Также важно, как к ребенку относятся в его семье. Если дома обстановка тяжелая, подросток не чувствует поддержки и принятия со стороны родителей, если ребенок в принципе считает, что он плохой и к нему огромное количество претензий (не убирается в комнате, не следит за вещами, плохо учится и т.д.

), то он для себя подсознательно выискивает дополнительное подтверждение своей «некачественности». Поэтому если в его жизни случается «однополый эксперимент», а обсудить переживания не с кем, он решает, что «я из этих» и продолжает себе искать неправильные похожие отношения. Второй момент, это протестное формирование у подростков.

В тех семьях, где присутствует насилие, где подросток чувствует себя задавленным, он реагирует острым сопротивлением на происходящее. «Я – гомосексуалист» – может стать очередным протестом, желанием идентифицировать себя с меньшинством. Фактически, это как заявления «Я – эмо», «Я – гот», «мы гонимые, не такие как все».

Подростка здесь привлекают страдания, возможность выделиться, объединиться с аутсайдерами.

Еще одна причина – резко негативный посыл от матери (отца) в сторону противоположного пола. Ребенок начинает думать, что с мужчинами (женщинами) не всё в порядке, и это влияет на его выбор.

Однако негативный посыл может привести как к гомосексуальности, так и к обратному. Например, девочка, может решить: «Я тебе докажу, что мужчины нормальные, я не проживу свою жизнь такой несчастной как ты!».

Но как в голове у ребенка сложится этот пазл, мы заранее знать не можем.

Что делать родителям?

Когда формируется сексуальность ребенка, полезно время от времени задавать себе вопрос: «Какую модель парных отношений я как родитель передаю?».

Когда у мамы и папы много любви и нежности, ребенок на подсознательном уровне считывает, что в гетеросексуальных отношениях можно быть очень счастливым.

Если ребенка воспитывает один родитель, важно отслеживать как с его стороны транслируется отношение к отцу (матери) и вообще противоположному полу – есть ли рядом партнер, который может выступать примером. Это важно для психологически нормального формирования ребенка.

Также необходимо дать своему ребенку хотя бы базовое сексуальное образование. Если родители готовы говорить на эту тему – хорошо, не готовы – есть возможность найти обучающую литературу, фильмы. или обратиться к специалисту.

Родителям нужно обращать внимание, чтобы в окружении ребенка были и мальчики, и девочки.

Например, если девочка занимается балетом и у нее кроме подружек больше никого нет, а мальчик играет целыми днями в футбол в мужской компании, родителям под силу создать вокруг своего подростка доброжелательное окружение и противоположного пола тоже. Подросткам иногда бывает сложно сделать это самостоятельно.

И, конечно же, внимание к ребенку и к тому, что с ним происходит. За все истории, связанные с принуждением со стороны других взрослых и сверстников, с изнасилованиями и другими подобными ситуациями, родители несут свою ответственность.

Необходимо отслеживать измененные состояния ребенка, замечать их, оказывать своевременную помощь и обращаться к специалистам. Если ребенок стал слишком замкнутым, безрадостным, большую часть времени проводит у себя в комнате, мало разговаривает – всё это говорит о том, что он страдает.

Период формирования сексуальности очень сложный для подростка, его психика фактически обнажена – это очень хрупкий и чувствительный момент. Если что-то идет не так, если о чем-то знают одноклассники и дразнят его – это всё очень тяжело переживается. Подростку важно, чтобы было с кем поговорить.

Какая бы у него ни была сексуальность – необходимо ее защитить.

Как правильно построить разговор с ребенком?

Если у вас появились подозрения относительно нетрадиционной ориентации ребенка, то, в первую очередь, необходимо задать себе вопрос: «Как я отношусь к гомосексуальности?». Если вы понимаете, что это настолько неприемлемо, что вы готовы выгнать ребенка из дома или «лечить его электрошоком», не пытайтесь начинать разговор.

Отсутствие принятия, резко негативная реакция могут серьезно осложнить ситуацию вплоть до появления разных перверсий. Сначала самостоятельно побеседуйте со специалистом-психологом.

Одного мотивирующего разговора может быть достаточно, чтобы понять, 1) гомосексуализм – это не патология, а выбор сексуальности, 2) этот выбор может быть не окончательным, 3) наша первая родительская задача – принимать ребенка таким, какой он есть. Это поможет найти в себе силы пережить ситуацию.

Приступать к разговору можно тогда, когда ваш внутренний ответ: «Да, я хочу, чтобы мой ребенок был счастлив в традиционных отношениях, но если сложится не так – это всё равно мой ребенок и я его люблю».

  • Общайтесь максимально спокойным тоном.
  • Узнайте, всё ли у него в порядке и верны ли ваши подозрения.
  • Объясните ребенку, что бывают проходящие эксперименты или случайности, но это не означает, что выбор окончательный.
  • Дайте понять, что вы принимаете ребенка, каким бы ни был его выбор.

Самое важное – это дать ощущение базовой поддержки. Потому что только в этот момент, в момент спокойного разговора, мы можем внести возможность альтернативного пути для ребенка. Только так он сможет понять, что склонность к гомосексуальности – это не клеймо, что выбор всегда остается за ним и он в любой момент может его пересмотреть.

Беседовала Ирина Корнеева

Ваши отношения с подростком

Подросток не хочет общаться, у вас не получается мирно договориться – как быть в такой ситуации? Пройдите тест и получите информацию об особенностях вашего стиля воспитания и о взгляде подростка на то, как вы его воспитываете.

Пройти тест

Источник: //www.ya-roditel.ru/parents/base/experts/a-chto-esli-u-moego-rebenka-drugaya-orientatsiya/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.